Воронины и Гагарины

За обсуждением литературы молодые совершеннолетние солдаты второй мировой и Афганской войн вспоминали Гёте, его замечательный стих и идиота Мефистофеля, желающего продать книгу подороже. Воспоминания о Цое и Лермонтове указало на Мефистофеля гражданина Германии проживающего по фамилии Гёте.

Москва не даром бита
Дарами шита крыта
И золото несут
И гроб Ивану суд
А после обрубило
На прииске могила
Король лишь попрошайка
Здоровался, как шайка
И Сталину дарили
И золото карили
Сталину подарили
И саблю покарили
Гагарины летели
Тенями очернели
Воронины чужие
Из космоса чуть жие
А с ними Мефистофель
Чужой сосед картофель
О космосе мечтал
Социалистом стал
Но только лишь поднялся
Упал картофель мялся
Бомбежки натворил
Так Мефистофель крыл
Судья нам звезды вешал
В Америке повешал
И Мефистофель там
Повешан по бунтам
Повешались партийцы
На стенде где убийцы
Мишени волокут
В гимназию влекут
Иван учил их сеять
Грузить картофель веять
И бросить где топор
И гусь фашист и вор
Там щиплет гусь как вор
Не вор а тоже вор
По имени Ивор
И он задрал топор
Годы будут не забудут
Где святые да пребудут
Где горели небеса
Барсуки и голоса
Кто где выгоду искал
Выгонял от выгод с кал
И фамилию искал
Продавать а сам икал

професор Шляпников Д.А.

перевод царя Нравов

Князь Гусаров
Святого места не щадят
Где бить врагов двором сидят

Князь Консервов
Мы рисковали в битве пасть
Так мы берем добычи часть
Шатер тот вражий грабь за раз
Солдаты мы — мы хуже фраз

професор Шляпников Д.А.
Кафедра Философии

Есть фамилия Ивана
И он первый без обмана
Он святой царь Дураков
По фамилии таков
Есть четвертый их опричник
И причина пушки в личник
По фамилии Воров
Имя Кутерьма у дров
Он Малюте за отца
Пал в боях за молодца
И писать учился сам
По гимназии косам
Как горели книги наши
Дал Иван то злато краше
И за книги заплатил
Стал Малюта златых жил(Золотом огня платил)

И он опричник был четвертый (И он четвертый он причин)
По тюрьмам бил, как перец тертый (По тюрьмам бил, как перец в чин)
Князь Кузнецов ему ваял
Малюте золото паял
Фашисты мяли по бокам
Уравновесить силы кам
Стояли битву на мели
Там Гитлер в тюрьмах у петли
Фашисты брились по утрам
Британцы то их битый хам
По Ленину все тосковал
Британским флотом всех сковал
И прокурор им был Игла
И дураков искал угла
Нашел топор и суд настал
О книгу иглами устал
Им книга будет адвокат
Топор узнает зла тот гад
Что иглами судил народ
И прокурором стал на род

Леший в царстве Нихворай
Мало леса будет рай
Новый кремль у ворот
Нихворай его оплот
Бабы хвалят Николаем
И второго там облаем
Злато нес Малюта в дом
Кутерьма Воров им в том

Предатель бес писать не мог
Немой тот немец и намок
Британским флотом побуждал
Предал народ блохам и сдал
Намокло тело у гуся
Где пал топор у краски ся
Что красит перьями его
Намок фашист вот и всего
Восстал тот бес у топора
И поклонился у двора
И брился сталью топоров
Восстал фашист британских дров
Я кражу шапки по пятну
Определил вина тому
Тот Гитлер Сталина искал
И Ранин фюрер весом с кал
И книга угол и топор
И кража шапки и не вор
И фюрер гусь крылами бил
И тот фашист намок дибил

Он вымогал топор с утра
Побриться просит у ведра
И Уголовный Кодекс мой
Вам будет словом ого-гой

Мошеник бросил злато ног
Чтоб поклонился ты сынок
У мясника где обронил
Мошеник мясо боронил
Уголовный Кодекс мой
Чести вашей и другой
Рубит шеи топором
Угол будет геодом

Пять вам за тетрадки
Два за жопу кадке
Три вам за дитя
В ресторане ТЯ
Кол тому за драку
Пусть падет кол раку
Нет оценки той
Что просил крутой

Врагов искал в Сибири
Испанец бритый шире
Британец по нутру
И немец нем по рту
Не знает он немецкий
Англий, русский, детский
Сибирь ему султан
И падишах Иван
Испанец, тот Америкос
И тараканом пал на стос
Где ветер скалы обламал
Где таракан на скалы пал